Комитет гражданских безобразий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Слеш » Умом Россию не понять (с)~ Россия/Америка, NC-17, мини


Умом Россию не понять (с)~ Россия/Америка, NC-17, мини

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Название: Умом Россию не понять (с)
Автор: Мурка-чан
Бета/Гамма: Титаник
Фэндом: Hetalia: Axis Powers
Персонажи: Россия/Америка
Рейтинг:  NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Психология, Hurt/comfort
Аннотация: Америка пытается понять Россию... умом. И неожиданно для себя погружается в старые воспоминания.
Отказ от прав: отказ
Взято отсюда

Обсуждение

0

2

***

— Хм, не знаешь, чего это Россия и Франция так сдружились в этом году? — заинтересовался Артур, недавно узнавший, что Иван снова объявился в Париже.

— Знаю, — ответил Альфред, но специально замолчал, чтобы позлить Англию.

Тот ждал его ответа, но Америка нарочно тянул время. Да, Артур раздражался, но решил не подкармливать этого вампира своей кровушкой.

— Ну, не хочешь, не говори, мне-то что? — он пытался сохранить хладнокровие.

— Странно, тебя обычно не интересует, с кем плутает Франция, во всяком случае, ты только яростно следишь за ним, но я чувствую твою необычную нервозность, — затараторил Альфред и присосался к соломинке, чтобы снова ощутить прохладный напиток.

Англия нервно постучал пальцами. Его раскусили как грецкий орех, но гордость требовала изображать равнодушие.

— Если тебе так интересно, то спроси прямо у России! — подбодрил его Америка.

Англия представил себе один из своих кошмаров. Пустое помещение. Надменно улыбающийся Иван. Дверь закрывается. Они наедине!

По спине прошелся не просто холодок, а настоящий сибирский мороз.

— Ха! Т-так он мне и скажет... — Артур всячески маскировал ужас, но дрожь в голосе предала его.

— А мне сказал! А тебе, может, и не скажет! — похвастался собеседник и скорчил рожицу, совсем как противный ребенок. — Я вижу тебя насквозь! Тебя беспокоит, что Франция укрепляет связь с Россией!

Англия думал, что никогда не привыкнет к его громкому голосу, а еще что-то говорят про итальянцев.

— А Россия разве не с Китаем встречается? Он ведь ему даже часть островов подарил, — вдруг вспомнил Артур. — Немыслимо! Неужели любовь? Зло может влюбиться? «Россия — щедрая душа!» — запел Альфред, но продолжил свою речь: — По крайней мере, Украина-чан так говорила до поры до времени. Тем более, я следил, слежу, и буду следить за этим парнем! На той земле, где теперь обосновался Китай, повышенная зона радиации. Наверняка Иван-кун закопал туда все свои радиоактивные отходы и был таков.

Англия не зря спрашивал о России именно у этого мальчишки, так как знал, кто самый главный шпион, хоть и живет на другом конце света. Он не раз видел в его комнате фотографии Ивана, развешанные повсюду. А когда Артур взломал компьютер Америки, то упал со стула, увидев на рабочем столе фотографию с улыбающимся Брагинским. Конечно, Альфред много за кем следил, но папка «Россия» была толще всех вместе взятых. — Фу-у-ух! — вздохнул Англия, вытирая пот со лба, и неожиданно обнял своего родственника.

— Эй-эй! — возмутился тот.

— Я уж подумал, что Россия не является Дьяволом из библейской главы Откровений и способен любить, — облегченно вздохнул Артур и довольно грубо оттолкнулся от ошарашенного Америки. — Не думал, что это скажу, но спасибо, ты меня действительно успокоил.

Альфред был удивлен его реакцией, ведь планировался совершенно другой результат. Ему хотелось усилить его волнение, а тут... Глаза Англии загорелись!

— Что такое? — недоумевал Америка и с любопытством уставился на собеседника.

— Если Иван подложил Яо свинью, то, что же будет с Франциском? — возликовал тот и замечтался. — Наверняка подарит какую-нибудь проклятую вещицу, которая будет медленно убивать его...

Америка вдруг задрожал от подобной мысли.

— Да, у России действительно странный способ завоевания мира... Но я раскрыл его планы! Спасибо, без тебя бы не догадался! Видишь, как я беспокоюсь о мире во всем мире! — его снова понесло на пафос. — Вот наглец, и даже не скрывает своих намерений!

— Стоп! О чем это ты?

— Смотри! 2006 год Иван-кун назвал годом России/Китая! <nobr>2009-2010 —</nobr> годом России/Франции, значит, в 2011 он может встречаться с кем-то другим и закопать на его территории атомную бомбу!

— Э-э?! — пришел в ужас Артур, прижавшись к стене.

— Кроме того, он может прийти к любому из нас... — Альфред пафосно достал фонарик и осветил им свое лицо снизу, несмотря на то, что был день. — Например... к тебе!!!

— Кья-я-а-а-а!!! — бурная фантазия англичанина разыгралась не на шутку.

Ночь. Замок. Сверкает молния. Занавески колышутся, и появляется Россия с подарочной коробкой в руках. Снова сверкает молния, позволяя на секунду разглядеть недобрую улыбку и сверкающие глаза. Они наедине!

Артур закричал и забился в судорогах, а Альфред с неподдельным интересом наблюдал за истерикой собрата. Ему редко когда удавалось напугать того, кто, по сути, может видеть призраков. «Он так кричит и выгибается, — про себя думал Америка, снова схватившись за стакан с кока-колой. — Неужели его снова мучают призраки? А может, он не зря в России разглядел Дьявола?!»

Тут и он вздрогнул и обернулся, так как ему показалось, что ощутил чье-то присутствие.

— О-о! Вы тоже пришли в гости к Франциску? — миролюбиво спросил Иван.

Холод сковал все движения англоязычных стран.

— Шпионите? — хитрая улыбка, и пронзительный взгляд Ивана поразил сильнее, чем его догадка.

Артур зачем-то рыл землю, а Америка пытался рассказать о том, что они искали загадочные круги на полях во Франции. — Да я и не против, — снова это непринужденное дружелюбие от внука генерала Мороза. — Кроме того, в ближайшем будущем я хотел прийти к тебе, Америка-кун.

Простое похлопывание по плечу, пригвоздило высокомерного блондина к земле.

— Кстати, раз ты здесь, я сразу подарю тебе сувенир, ведь я слышал, что ты любишь сюрпризы, правда? — негромко рассмеялся Иван, не обращая внимания на замешательство парней, и вручил скромную коробочку Альфреду в руки.

Юноша не знал что и чувствовать, минуту назад они говорили о странной щедрости России, помянули Дьявола и он тут как тут!

Несмотря на опасность, Америка довольно бодро освободил свой подарок от обертки и смело открыл ящик Пандоры. На дне коробки лежал серебряный крестик, но почему-то на нитке. «Альфред, ты говоришь, что всегда будешь первым! Так вот, и умрешь ты первым! Му-ха-ха-ха-ха!!!» — оживился Англия и обрадовался своим мыслям.

— Да хранит тебя Бог, Америка, — мелодично запел Россия.

— Думаю, тебе он как раз понадобится! — Артур позорно убежал от них, хотя на самом деле он надеялся, что Иван сделает что-нибудь нехорошее с этим красноречивым наглецом и выскочкой номер один в мире. «Кажется, я придумал сюжет для фильма «2012» — мимолетно промелькнула мысль у младшего.

Когда Америка остался наедине с Иваном, то не испугался, а напротив, испытал смешанные чувства. Он раньше получал множество подарков, которые сопровождались песнями, стихами и хореографией, но именно сейчас появилось необъяснимое тепло. Глядя на скромный по своим меркам подарок, он не видел ни злого умысла, ни лести. Тепло распространялось по всему телу и спряталось в груди в самом сердце. «Словно мне подарили частичку души», — подумалось Альфреду, и он с недоумением посмотрел на Россию.

У него улыбка была искренняя, чистая, а в глазах любовь, но не такая, как описывают в бульварных романах, а как в Завете — любовь к ближним, какой она и должна быть.

Хотя, дайте-ка припомнить, однажды он сделал мне замечательный подарок, но это было давно...

***

Я — Альфред. В детстве мне Англия много рассказывал о мировом зле, которое спустилось на эту Землю, чтобы держать ее в своих ежовых рукавицах. Также он говорил о том, что должен родиться тот, кто уничтожит это чудовище и спасет мир. Имя того и другого до сих пор никто не знает, но Артур утверждал, что имя зверя Россия!

Он даже предъявлял какие-то доказательства: его сердце — лед, его нельзя убить силой, убийство монстра — привилегия героя, а не простого смертного, поэтому тот, кто нападет на его земли, будет проклят навеки. Это проклятие подобно раковой опухоли будет поражать Землю. Страх и паника охватит мир, но все надеются и ждут спасителя.

— Кроме того, когда я совершал обряд по призыву Дьявола, чтобы уничтожит тебя, появился... он! — чуть позже признался Артур.

Да, он уверен, что именно Россия-кун тот, кто поглотит все страны, но теперь осталось найти героя!

Я слушал его сказки и внимал. Я самый поздний ребенок, значит я последняя надежда всего мира! (О существовании Силенда Америка даже не подозревал, вернее забыл). Я уже сколько времени говорю об этом, но эти старики лишь смеются...

Так вот, я вдоволь насытился сказками о великом и могучем России, что захотел встретиться лицом к лицу с этим врагом. Я представлял его огромным, мускулистым, волосатым, злым, с запахом алкоголя разящем на расстоянии, нечто черным с рогами и красными глазами.

Набравшись смелости, я собрался в поход! Англии я ничего не сказал, иначе бы он снова смеялся надо мной. Хотя я уже не зависел от него, но все равно Артур еще держал под гнетом Канаду, поэтому виделись часто. Я пересек Тихий океан и оказался на Камчатке. Ну, никто же мне не сказал, что к России нужно подходить с другой стороны!

«Ничего! — оптимистично подумал я. — Не плыть же обратно? Сейчас прогуляюсь до Москвы, думаю недалеко, заодно природой полюбуюсь...»

Достал карту, долго изучал ее, но оказывается, я держал ее боком. Перевернул, но не смог на ней найти Россию. Я взял лупу, стал внимательно читать названия стран: Бразилия, Чили... Мда-а, видимо я не взял нужной карты.

«Ничего! Я и при минус двадцати градусах гулял по улицам!» — самому себе похвастался я и отправился на поиски.

Да, я слышал, что здесь холодно, но никто не сказал, что минус двадцать — это нормальная температура, можно сказать теплая. «О, боже! Ветер продувает насквозь, снег острый, как битое стекло ранит кожу. Что за проклятье?! Как тут можно жить?» — думалось, когда прошло довольно много времени, но возвращаться не позволяла гордость.

Я не умру! Я — герой! Я — бессмертен! Это всего лишь некоторые трудности...

Все тело онемело, ничего не чувствовал. Сколько прошло времени? А сколько еще идти? Создавалось впечатление, что нечистая сила водит по кругу и не позволяет выбраться. Кажется, что здесь я был, но следы стер ветер и снег. Кожа на руках потрескалась, а в глазах потемнело... но мне не страшно, я верю...

Приятный аромат. Это первое, что я почувствовал. Этот запах был таким знакомым, но несколько иным, он дарил тепло, согревая все тело. Открыв глаза, я понял, что лежал на сене, но запах сухой травы очень отличался оттого, что был у меня дома. «Трава из другого мира!» — весело подумал я и приподнялся.

Тут я обнаружил, что был обнажен и укрыт шкурой. Шерсть бурая... медведь?

Стены, пол и потолок в помещении были деревянными, и пахло смолой. Лавка, стол и большой, нет, просто огромный кирпичный камин! Я лежал на нем, и от него исходило тепло, а еще в потолок уходила труба.

Какая скромная обстановка, но так уютно. Улыбка озарила мое лицо.

Дверь скрипнула от порыва ветра. Я вздрогнул, но не более, и, закутавшись в шкуру, спустился к выходу.

Яркая полоса заходящего солнца ослепила меня; посмотрев вниз, я к своему ужасу обнаружил волка. Сердце застучало как сумасшедшее, но с места я не сдвинулся. Что-то просвистело, и серый житель леса лишь гулко прорычал и прошел мимо меня. Зверь остановился возле... человека!

«Твою мать!» — про себя выругался я.

Этот человек, оказывается, стоял спиной и через плечо с полуоборота наблюдал за мной, как только я открыл дверь. Видимо, мужчина любовался зимним закатом, но я отвлек его, и это он просвистел, чтобы отвлечь волка. Тут я понял, что это — не просто человек, а государство! Мои глаза расширились от удивления. Его взгляд был подобен волчьему, но в тоже время его глаза таили всепоглощающую печаль и одиночество. Я был поражен; раньше я встречал множество стран, даже самых диких, но это нечто совершенно другое. Практически мистическое чувство захватило мое сознание; я без спроса вторгся на проклятые земли и чуть не был убит морозом. Холод — вот какое имя я бы ему дал, но он вдруг улыбнулся мне, а его взгляд был полон доброты. На мгновение мне показалось, что он — немой призрак, с которым иногда разговаривает Англия, и мне вдруг посчастливилось только увидеть, но не услышать. Казалось, что он вот-вот исчезнет.

«Он не улыбается в одиночестве, — вдруг подумалось мне. — Он улыбается для кого-то...»

Вот откуда ощущение печали, ведь если он редко кого-то видит, то он не улыбается вовсе. В груди сердце сжалось от боли.

— Прошу тебя, улыбайся всегда! — неожиданно выкрикнул я и подбежал к нему, а стеклянный снег ранил мои ноги. — Ведь деревья и солнце на тебя смотрят! Весь мир на тебя смотрит! Улыбайся им!

На его лице проскользнуло удивление, а затем я впервые услышал его голос:

— Только идиоты всегда улыбаются...

Слова острые, как бритва, пронзили мое сердце, помутили разум. Как грубо! Я от всего сердца, а он! Но вдруг он подошел ко мне, и, улыбнувшись только глазами, добавил:

— Я улыбаюсь лишь тем, кому Бог подарил свободу выбора, разум, осознание...

Я хотел возразить, ведь можно улыбаться и для себя, но почему-то не стал. Заглянув в глаза незнакомца, я испытал восхищение. Такое чувство, что я знаю его, но очень давно не видел и рад встрече. Хотелось даже обнять его, но я не понимал причины своего экстаза. Невероятно захотелось разгадать его тайну, но сначала я хочу...

— Кто ты? — охрипшим голосом проговорил я, согревая свои руки дыханием.

«И почему ты не улыбаешься наедине с собою?» — хотел добавить я.

Да, это он не дал мне замерзнуть.

— Ты разве не догадался? — все-таки улыбнулся он, и скромно представился. — Я — Россия. Несмотря на довольно тихое признание, его имя у меня в голове прозвучало оглушительным ударом. Это и есть то чудовище, о котором так яростно говорит Артур и весь мир?! Если это так, то почему я так восхищен им, а не испуган? — Англия-кун, наверное, переживает за тебя; почему ты ушел, не предупредив его? — упрекнул он меня.

Стоп! Откуда он знает кто я? Ведь мы первый раз друг друга видим!

— Я пришел, чтобы увидеть того, от кого я должен спасти мир! — я вдруг вспомнил цель своего пребывания.

— Хорошо, — сказал Россия, и я заметил усталость на его лице. — Но тот, кто приходит ко мне с мечом, от меча и погибнет.

Снова этот пронзительный взгляд, который замораживает все и вся. Это угроза? Хотя, нет, скорее предупреждение...

— Но так как ты пришел без меча, то чувствуй себя, как дома, — усмехнулся гостеприимный хозяин.

Тут я понял, что ног не чувствую от холода и хорошо что ветра не было, а с неба пошел мягкий, практически невесомый снег. Россия молча и пристально смотрел на меня, находясь в окружении волков, а я не мог угадать о чем он думал. Я и понятия не имел, что творилось в голове этого странного парня. Так все-таки он — зло, или весь мир страдает паранойей? — Ты еще не выздоровел, — произнес он и взял меня на руки.

Я впервые ощутил его прикосновения — мягкие и бережные. Я был в смятении и в обычной ситуации бы закапризничал, но не сейчас.

— Грейся на печи, пока я приготовлю поесть, — он усадил меня на тот самый огромный камин.

Почему он называет его печью? Тут у меня всплыл мистический образ России, волки...

— А-а! Не ешь меня!!! — завопил я, вставая в оборонительную позицию. — Я буду драться до последнего! Но из-за необычной слабости у меня закружилась голова, и я упал с печи, Россия же вовремя поймал меня и прижал к себе.

— Ну, ты и дурачок, — усмехнулся он, — вообще-то, ты тут уже несколько дней пролежал без сознания. Тебя нашли волки.

Я был удивлен. Вечно я встречаю всяких чудаков: Англия разговаривает с невидимыми существами, а этот с животными. Но меня больше беспокоило то, что теперь Артур точно рвал и метал, ведь я пропал в неизвестном направлении!

— Не волнуйся, я уже отправил Англии письмо о твоем место нахождении...

В это время Артур нервно пил чай, не представляя, куда мог пропасть Альфред. Может его похитили, но кто? Тут он решил проверить свою почту — может, есть вести какие? Из почтового ящика выпало лишь одно письмо от России. Волнение накатилось с новой силой.

«Что этому типу понадобилось от меня?» — заинтересовался Англия и распечатал конверт.

«Он у меня», — это все, что гласило послание.

— А-а! И как это понимать? Америка в плену? А где требования? — запаниковал Артур. — Или он решил его уничтожить?! О, боже, что же делать?

— Мои чернила замерзли, поэтому я написал так мало, — оправдывался Россия, но саркастическая улыбка не покидала его лица. — Думаешь, что нужно было добавить «не волнуйся»?

Я вдруг рассмеялся. Если этот парень Зло, то сейчас ликует. Если себя он таковым не считал, и смирился с тем, что о так нем думают, то просто подшутил над Англией. Это было подло с его стороны, но весело.

Я оделся в свою одежду, и он угостил меня кашей, но она была не такая, какой обычно травил меня Англия. Я впервые подумал о том, что этот продукт может быть вкусным. Тем более каша была с мясом и имела невероятный аромат. Правда, есть деревянной ложкой — это дико, но интересно.

— Хочу еще! — потребовал я добавки. — Очень вкусно!

— Ешь сколько хочешь, набирайся сил, — Россия взял мою тарелку. — Ведь ты - мой гость.

«Гостеприимный и щедрый», — мне нравились те качества, которые я отметил в нем.

Затем он угостил меня молоком с медом и теперь я был такой счастливый. Никогда бы не подумал, что в таких диких местах может быть так тепло и сытно. Тут я заметил, что оконное стекло замерзшее, и на нем изображен красивый рисунок.

— Ух, ты! Это ты нарисовал? — поразился я.

— Нет, это мороз рисует на окнах, — ответил Россия.

— Мороз? Это как? — Когда в доме все хорошо и тепло, то вода кристаллизуется в дивные картины, правда мило? — довольно странное объяснение.

Мне показалось, что я попал в сказку и все вещи стали волшебными и одухотворенными. — Кстати, хочешь, покажу еще кое-что красивое? — он схватил меня за руку и потащил к выходу.

— Подожди-подожди! — я вырвался из его рук и, стащив с печи медвежью шкуру, вернулся к нему. — Без этого я больше не выйду!

— Да ладно, там тепло, всего минус тридцать градусов! — рассмеялся Россия.

— Для тебя «всего лишь», а для меня «уже», — заматывался я.

— Пошли быстрее, а то пропустишь!

Когда мы вышли, он указал на небо. Оно полыхало различными огнями — красным, фиолетовым, зеленым... Я никогда ничего подобного не видел! Словно радуга растворилась по всему ночному небу, перетекая, играя...

— О, боже, что это?! Почему я никогда не видел этого? — я даже испугался и спрятался за Россию, но глаз с неба не сводил. — Это не опасно?

— Это северное сияние, оно не опасно.

Я в волшебной далекой стране с замечательной природой, никакие рассказы о единорогах не сравнятся с тем, что я могу увидеть собственными глазами! С одной стороны, мне показалось странным, что недавно были тучи, полные снега, а теперь небо чистое, как стекло. Неужели ветра так сильны? — Как здорово! Это великолепно! Я тоже хочу такое у себя!!! А-а-а! — я был полон экстаза. — Я бы отдал что угодно за этот кусочек неба!

— Правда? Если хочешь, я могу помочь в осуществлении твоего желания, — его предложение походило на фантастику или на шутку. — Император сейчас бедствует, а содержание Аляски не приносит прибыли, даже напротив, одни расходы из-за отдаленности. А пушнины полно и в Сибири. Могу предложить продать эту землю. Там всего 2500 русских живут, остальное население коренные жители, — серьезно продолжил Россия. — Тем более на том континенте мне не уютно.

— Правда?!! Я готов заполучить это за любые деньги! — я прыгал от счастья.

Плевать, что я покупаю, но для меня это подарок! Это самый замечательный подарок в мире! — А-а! Я счастлив! — я на радостях обнял его, хотел расцеловать; Россия очень высокий, но я все равно достал до его губ и щек.

Я даже не заметил, как медвежья шкура упала с моих плеч, но я был так возбужден, что не обращал внимания на мороз. Россия терпимо относился к моему ребячеству и даже обнял, чтобы я не замерз. Мне так понравилась мягкость его губ, что я слишком увлекся, целуя их.

— Ой, прости, — смутился я и отстранился, прикрыв рот ладонью.

— Ничего, я тоже рад, что тебе понравилось, — рассмеялся он.

Правда я не понял, говорил он об Аляске или поцелуе, но мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Мне захотелось еще раз поцеловать его, но уже более раскрепощено.

— Можно повторить?! — не зря же меня называют наглецом.

Он тоже смутился, и мне понравились его глаза в этот момент — засияли, словно два драгоценных камня. Россия улыбнулся и склонился ко мне. Несмотря на такой холодный внешний вид, его дыхание было горячим. Такое чувство, что сердце у него гоняло кровь так быстро, что оно превратилось в огонь. Оно настолько горячее, что не позволит ему замерзнуть в этих краях никогда. Его губы коснулись моих губ, и я затрепетал. Они обжигали мою сущность. Руки сами обвили шею этого, можно сказать незнакомца. Когда его язык проник ко мне в рот, я готов был излиться в оргазме. О, боже, как я хочу обнажить его тело, прикоснуться к коже, прогибаться под ним! Казалось, это северное сияние сводило людей с ума. Если он так просто отпустит меня, то я все равно не смогу заснуть, не думая о нем. Для меня он как легенда, я не отстану от него так просто до тех пор, пока не займу его место.

Прервав поцелуй, мы посмотрели друг другу в глаза, а я готов был застонать от желания.

— Ты замерз? — забеспокоился он.

— Да, может, пройдем в дом? — на самом деле я весь горел и намекал на нечто большее, чем поцелуй.

Россия притворялся дураком, но видел меня насквозь. Оказавшись на теплой сухой траве под ним, я отдавался его ласкам. В доме горели свечи, а тени причудливо играли на его лице. Да, возможно Англия прав, и Россия действительно хитрый демон, но сейчас я хотел отдаться искушению. Его пепельные волосы отражали свет огня, а глаза горели, я видел в них силу и непоколебимость.

Я впился в его плечо зубами, когда ощутил проникновение в себя, а ногти заскользили по спине любовника. Россия меня терзал, словно зверь, крепко удерживая в своих сильных руках. Когда он и я были уже на грани оргазма, мне понравилось смотреть, как его лицо становилось страстным, а телом он уже управлять не мог — только один дикий инстинкт. От одного этого вида оргазм не заставил меня долго ждать. Я изливался семенем, а продолжающиеся проникновения подарили мне незабываемые ощущения во время оргазма. Россия тяжело задышал и ускорил темп. Его стон ласкал мой слух, хотя я и сам стонал при каждом толчке. Легендарная Россия теряет самообладание и стонет — я готов слушать это вечно. Он излился в меня и остановился, пытаясь восстановить дыхание. Я поймал его затуманенный взгляд, и улыбка сама появилась на моем лице. «О, боже, какая я сволочь!» — подумалось мне; я обнял того, кого всем сердцем хотел победить.

— Меня зовут Иван Брагинский, — внезапно представился он.

Я был поражен тому, что он решил познакомиться именно в этот момент!

— Альфред Ф. Джонс, рад знакомству!

Это вызвало мой смех; смеялся до слез, а Иван всего лишь улыбнулся и поцеловал меня.

В его объятьях я почувствовал себя в безопасности...

Когда мы приехали в Москву, император согласился на предложение продать Аляску за 7,2 миллионов долларов, но это ничтожно мало по сравнению с тем, какую память мне оставило это прекрасное небо. Теперь, когда я приезжаю на Аляску, думаю о странном и таинственном России. Сколько бы я не следил за ним, не могу разгадать его тайну и поныне. Я люблю Аляску, потому что, кажется, что именно здесь я ближе всего к разгадке...

— Англия! Англия! Я заполучил Аляску!!! — радовался я, когда без стука ворвался в его обитель.

Застал я его за странным делом: привязанный к стулу Франциск и Артур, обнимающий его и повторяющий: «Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста!!!»

— Артур, смотри! Вот он! — воскликнул Франция.

Англия со слезами на глазах посмотрел на меня и покраснел, как рак.

— Ой! Я вам помешал? Извините... — мне стало неловко.

— Альфред, стой! Это не то, что ты подумал, — довольно спокойно произнес Франциск, — Англия всего лишь уговаривал меня, чтобы я вместе с ним отправился к России и забрал тебя.

— Заткнись! — закричал на него Артур и завязал ему рот.

— Альфред, ты как? Он тебя не пытал? Ты в порядке? — у Англии иногда проявлялся синдром гиперопеки.

Все ясно, он хотел спасти меня, но быть один на один с Россией — это не та жертва, которую он готов принести ради меня. Видимо, он хотел набрать группу поддержки в виде Франции.

— Что ты! Я так сильно хотел увидеть его воочию! Я чуть не замерз, но все-таки встретился с ним, хочу сказать, что он несколько странный, но мы договорились о продаже Аляске мне! Я герой! — про то, что чуть не умер, и Иван спас меня от голода и холода, я решил умолчать.

— Ты дурак! Зачем тебе Аляска?! — почему-то рассердился Артур. — Сколько ты ему денег отдал?

— Ну-у, 7,2 миллиона долларов, — ответил я, недоумевая.

— Ты не знаешь этого демона, он обманул тебя! — Англия достал карту мира. — Смотри! Россия была стратегически слаба в этом участке!

Он тыкнул пальцем на Аляску.

— Я бы мог отсюда напасть на него и прорвать оборону из Канады, но теперь не могу, потому что, бл..дь, ты там теперь стоишь! Иван прикрылся тобой, а ты повелся! Дурак! — он бил меня картой. — Ты наивное дитя! Он обокрал тебя, обеспечив себе защиту от меня!

— А-а! Не бей меня! Я все понял! — заплакал я.

Англия присмотрелся ко мне и заметил следы засосов на шее.

— На тебе метки Дьявола! Тебе срочно нужно очиститься! Как ты мог продать свою душу? — Артур пришел в ужас и бесцеремонно раздел меня до пояса.

Затем он отскочил от меня, но споткнулся об Франциска и сел тому на колени. Потом Артур молча развязал рот пленнику и спросил:

— Что ты скажешь по этому поводу?

— Если сейчас кто-то войдет в комнату, то подумает, что у нас орг... — Артур не дал закончить ему фразу и снова закрыл рот.

В общем, мне снова поведали о коварности Брагинского. Направившись домой, я был в смятении. Мне было обидно за обман. Я все-таки решил, что Россия то самое чудовище, которое я должен уничтожить. Но я по-прежнему не знаю правды... Я решил всячески преследовать его и путать планы, а он принял мой вызов. Мне хотелось вторгнуться на его территорию с оружием, но я знал, что это не тот способ. Когда Германия напал на него во Вторую Мировую, я тайно помогал немцам материально. Мне страшно хотелось проверить, сможет ли он победить его? Я сдерживался, чтобы не сражаться с Германией бок о бок, но какое-то шестое чувство говорило мне, что это бессмысленно. Наблюдая, как Брагинский с тяжелыми ранами улыбался, я не мог не восхищаться им. Он смог отбить Германию, хоть и с большими потерями.

Как-то Германия мне рассказывал:

«Когда я напал на Москву, то в следующей бомбардировке не мог попасть по стратегическим целям, потому что весь город был без света, и невозможно было ориентироваться ночью. Сначала я подумал, что Иван отключил электростанцию, но оказалось не так все просто, ведь люди могли зажечь свечи, поэтому я решил шпионить...

Вот, я видел, как он патрулировал город с винтовкой, но вдруг в жилом доме зажегся свет. Брагинский привычным движением выстрелил в окно.

— Я сказал спать, значит спать!!! И попробуйте прогулять работу, прогул поставлю! Денег не получите, умрете с голоду! — его слова тогда поразили не только русский народ, но и меня, возможно, даже больше.

Затем, когда я бомбардировал Англию зажигательными бомбами, чтобы поджечь город, тогда все англичане в панике разбегались, а пожары были нескончаемы. Мне нравился этот результат, но когда эти же „зажигалки“ я кидал на Москву, то выбегали детишки и тушили бомбу ногами. В России даже вышло много фильмов о том, что делать, если рядом эта бомба и как ее тушить! Я был в изумлении; никто в мире не играет в футбол с зажигательной бомбой, а для него это было развлечением...»

Теперь я знаю точно, что Россию нужно победить совершенно другим способом. Да, Союз развалился, как я и хотел, но Иван быстро восстановился с еще большими силами. Этакое увеличение уровня, как в ролевых играх. Он сказал, что прекращает холодную войну, я согласился, но все равно, наверное, по привычке буду пересекать ему дорогу. Я был так счастлив, когда он разглядел во мне соперника! ***

— Ладно, было приятно тебя увидеть, но мне пора, — попрощался Брагинский и отвернулся.

Он уходил...

— Подожди! — я схватил его за шарф.

— Хм? — он удивленно посмотрел на меня.

— Скажи, чего ты хочешь? — я все еще искал злой умысел в его действиях. — Я? — он развернулся ко мне, а губы растянулись. — Я хочу, чтобы мир стал чуточку добрее...

Его слова всегда были неожиданными. Тот, кого я хочу победить, снова собирается уйти! Я подпрыгнул и поцеловал его в губы, хотел задержать хоть на минуту. Он не оттолкнул меня, я так рад! Я почувствовал, как он ответил на мой поцелуй, и моя голова закружилась. Прижался, чтобы ощутить его всем телом. О, боже, это какое-то безумие!

Затем я отстранился, словно меня ужалили. Меня пронзила одна мысль, он говорил, чего бы он хотел для других...

— Нет, я спрашиваю, чего хочешь ТЫ для себя?! — уточнил я.

— А, в этом смысле? — непринужденно рассмеялся он. — Пустяк! Хочу, чтобы меня понимали...

С этими словами он исчез.

***

Кстати, раз я во Франции...

— Как Китай относится к тому, что вы встречаетесь? — поинтересовался я у Франциска.

Тот лишь рассмеялся.

— Неужели вы действительно думаете, что я с Россией... — он не договорил из-за смеха, но затем продолжил: — Хотя, мне бы хотелось, чтобы у нас что-то было... — Что?! Так вы не... — удивился я, а про то, что Франции чего-то хотелось, это уже не новость.

— Нет-нет, это что-то более важное, — таинственно подмигнул мне Франциск. — Не думай, что я извращенец. Кстати, Китай только за нашу дружбу.

Я поспешил в Китай.

— Давай на чистоту! — я прижал его к стенке, пока Ван нес миску с рисом. — Что у тебя с Брагинским?!

— Какого черта, ару?! — рассердился он. — Не твое дело, ару! Я думал, что мною пробьют Великую Китайскую Стену.

— П-подожди, не сердись! — настаивал я. — Весь мир думает, что вы любовники! Но я засомневался, и теперь хочу знать правду! Франция сказал...

В общем, Ван был какой-то нервный и выставил меня вон. Почему? Ведь я всего лишь хотел познать истину...

— И камеру свою забери, ару!

Черт, заметил...

Он матерится на русском, хотя многие матерятся на русском.

***

Я на Аляске. Небо чистое и можно наблюдать аврору. Да, именно так назвал Франциск это явление, и всем понравилось такое определение. Мои пальцы замерзли и теперь я грел их у костра. Я пришел сюда, чтобы немного поразмышлять о том, кого никак не могу понять. Все думают только о его плохих качествах и заостряют внимание именно на них. Кстати, не многие знают, что он готов помочь, даже если ему это не выгодно. Почему? Не знаю, но не все просят его о помощи, так как боятся с ним связываться. А ведь этим можно воспользоваться!

Он терпелив, но если его достать, то пострадают и невинные. Я вдруг рассмеялся, когда вспомнил, как Украина нагло не выплачивала за газ.

Из шпионских наблюдений:

«Брагинский взял сигарету и пошарил по карманам.

— Сестренка, я забыл зажигалку, дай подкурить, — попросил он у Украины.

— Бросай курить, вставай на лыжи! — огрызнулась та.

— Мало того, что газ воруешь, так еще и подкурить не даешь! — рассердился он и перекрыл кран, заставив всю Европу замерзать и злиться...»

Подлый, зимой отключил, хотя и ссылается, что 1 января лишь контракт закончился, но я то знаю... В общем, в самом начале года привлек к себе внимание всего мира.

Но есть вещи, которые он принимал и от меня, хотя это довольно странные вещи.

Следующая архивная запись:

«Появился Россия в костюме ангела пред Англией, который курил сигару. Иван протянул ему мороженое, но жестом взамен потребовал сигару.

— Нет, деревенщина! Этот номер не пройдет! — разозлился Артур, а я хихикал, сидя рядом.

Россия вздохнул, достал баночку с надписью „Души“, вынул изюминку и съел ее. Оторвал крылья, надел рожки, превращаясь в черта и уходя так же неожиданно, как и пришел.

— Что это было? — испугался Англия.

— Да это я придумал, а Ивану-куну понравилось! — обрадовался я.

— Что это было, я спрашиваю?!

— Флешмоб...»

О, боже! А я ведь ни разу не сказал ему: «Спасибо». Спасибо за кусочек неба, спасибо за доброту... Сижу теперь и думаю сделать ему подарок, который он хочет, пытаюсь понять его, но это так тяжело.

Собираюсь сделать глоток кока-колы, но слышу хруст снега. Резко оборачиваюсь и вижу Брагинского. — Я знал, что ты тут, — улыбнулся он мне и протянул чашку с горячим молоком; оно пахло медом. — Если будешь пить кока-колу, то заболеешь.

Я молча принял горячий напиток, а сердце застучало как сумасшедшее. Россия сел рядом, смотря на небо и обнимая меня за плечи. Трепет одолел меня.

— Спасибо... — благодарю его я, и мой крест под рубашкой кажется мне горячим. — Спасибо за все...

Конец.

0


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Слеш » Умом Россию не понять (с)~ Россия/Америка, NC-17, мини