Комитет гражданских безобразий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Слеш » Мне просто нравится твой британский акцент~Америка/Англия~R,миди


Мне просто нравится твой британский акцент~Америка/Англия~R,миди

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название:Мне просто нравится твой британский акцент
Автор: shift
Бета/Гамма:
Персонажи: Америка/Англия
Тип: Слэш
Жанр: Романтика, AU      
Аннотация: Альфред и Артур учатся в колледже.
Предупреждения:
Отказ от прав: отказ

Обсуждение

0

2

Глава 1.
— Привет. Я присяду?
— Нет.
Альфред выдвинул стул и тяжело рухнул на него, широко расставив ноги, из-за чего Артуру пришлось поневоле потесниться.
— Что тебе надо? – угрюмо осведомился Керкленд, обратив на нежданного собеседника пристальный взгляд.
— Решил сесть сегодня с тобой. Из-за твоего дурного характера с тобой никто не общается, у меня сердце разрывается, когда я вижу тебя, одинокого и всеми покинутого, — широкая улыбка Альфреда явно противоречила его притворно горькой речи. – К тому же меня забавляет твой британский акцент.
— Проваливай.
— А я думал, все англичане должны быть вежливыми.
На этот раз Артур и вовсе ничего не ответил, словно надеялся, что презрительное молчание заставит надоедливого американца убраться восвояси. Но смутить Альфреда было не так легко.
— Как провел выходные? – Джонс продолжал весело болтать. – Хотя по твоему свежему лицу и по отглаженной рубашке становится ясно, что все выходные ты спал и убирался. Тоска… — он зевнул, прикрыв рот ладонью.
— А ты все выходные пил в какой-нибудь дыре? – мрачно осведомился Артур.
— Нет, я ездил к родителям.
Керкленд усмехнулся и снова отвернулся к окну.
В этот момент в аудиторию вошел профессор, флегматичный мужчина среднего возраста, и начал лениво и излишне подробно излагать суть сегодняшнего семинара по истории Соединенных Штатов Америки.
Альфред снисходительно наблюдал, как Артур аккуратным почерком заносит в тетрадь какие-то заметки.
— К концу месяца, — монотонно наставлял профессор, — вы должны подготовить проекты по истории США. Тему можете выбирать любую, единственное, чего я прошу, сделайте что-нибудь интересное, не ленитесь. Работать будете по двое, даю вам три минуты, чтобы определиться, кто с кем. Вот листок – когда выберете партнера, впишите сюда свои фамилии, чтобы мне было легче курировать вас по парам.
Листок активно передавался по аудитории, все галдели и переговаривались, разбиваясь на команды. Только Артур сидел спокойно, делая вид, что все это его нисколько не касается, и нервно стучал носком ботинка по полу.
— Дайте список нам! – крикнул Альфред. Ему передали листок, и он вдохновенно, резким, угловатым почерком внес туда очередной пункт «8. А.Ф. Джонс и А. Керкленд».
Заглянув в список, Артур удивленно вздернул свои темные брови.
— Что это значит, Джонс?
— Будем работать вместе, — удовлетворенно пояснил Альфред с видом гениального предпринимателя.
— Вообще-то, я на это не соглашался.
— Уже поздно, — произнес Джонс нараспев.
Артур с выражением бессильной злобы стиснул зубы, так что скулы резче проступили на его лице. Вечные нападки и подколы надоедливого Джонса уже порядком нервировали, но отделаться от его милейшей компании никак не получалось. У Артура уже кулаки чесались ввязаться в драку, и сдерживаться ему помогала лишь мысль о том, что в любой ситуации стоит оставаться джентльменом. Поэтому до конца занятия он просто с каменным лицом игнорировал все глупые реплики Альфреда.
— Нужно собраться и обсудить хотя бы, на какую тему будем делать проект, — нехотя произнес Артур, когда семинар был завершен.
— Можешь зайти ко мне сегодня вечером.
— Ну, уж нет. В твое логово я не сунусь ни за что в жизни.
— Почему? – удивился Альфред. – Мэттью хорошо следит за нашей комнатой, там чистота и все такое.
— Слабо верится, — пожал плечами Артур и с кислым выражением лица предложил, — Лучше обсудим все у меня, Франциск все равно собирался сегодня шататься где-то допоздна. Заходи вечером. И учти, что мне ни капли не нравится твоя компания.
— Хорошо, милашка, — ослепительно улыбнулся Джонс и поспешно скрылся в толпе студентов, спасаясь от английского гнева.
Закинув рюкзак на одно плечо, Альфред шел по коридору колледжа. У высокого окна, выходящего во двор, он заметил своего брата. Мэттью сидел на подоконнике, уткнувшись в какую-то толстую книгу, и ел яблоко.
— Эй, бро, как жизнь? – Альфред уселся рядом с ним, бесцеремонно сдвигая в сторону его ноги.
— Нормально. Кстати, я сегодня вернусь поздно, не теряй меня. Франциск хочет покататься на своей новой машине по ночному городу, и я обещал составить ему компанию.
— Угу, — неожиданно безразлично отозвался Джонс, устремив взгляд в другой конец коридора.
Там, на скамейке, сидели Артур и его приятель, японец, Альфред все никак не мог запомнить его имя. Они обсуждали что-то, склонив головы над одной книгой.
— Ты меня слышишь? – спросил Мэттью.
Альфред промычал что-то невнятно-утвердительное, не отрывая взгляда от золотистых волос Артура. Наблюдая за ним, Мэттью лишь покачал головой и понимающе улыбнулся.

***
— У тебя, оказывается, есть нормальная одежда, — присвистнул Альфред.
— Будь добр, оставь в покое мой шкаф. И вообще, я был бы тебе очень признателен, если бы ты перестал рыться в моих вещах, — не разжимая зубов, процедил Артур.
— И почему ты всегда одеваешься, как придурок? – спросил Джонс, не обращая никакого внимания на слова раздражительного англичанина.
— Потому что я считаю неприемлемым ходить на занятия в повседневной одежде, — чопорно ответил Артур.
Он сел за стол и задумчиво посмотрел на компьютер, пытаясь придумать тему для заданного доклада. А Альфред в это время, привычно игнорируя слова Керкленда, продолжал шататься по его комнате.
— Странно, что я ни разу у тебя не был, — протянул он. – Мы же живем в одном общежитии.
— Ничего странного.
— Ты такой грубый, Артур.
— Отвали.
Альфред улыбнулся, всем своим видом показывая, что не придает никакого значения ругани Керкленда, и бесцеремонно улегся на его кровать, закинув ноги на спинку.
— А я-то думал, что с Франциском жить плохо, — обреченно проворчал Артур. – Да если бы меня поселили с тобой, я бы уже давно сбежал обратно в Лондон.
— Значит, хорошо, что мы живем отдельно, — отозвался Альфред, глядя в потолок. – Я бы скучал, если бы ты уехал.
Артур недоуменно посмотрел на него, пытаясь обнаружить в его словах сарказм или скрытую шутку – иногда шутки Альфреда были настолько плоскими, что искать их приходилось с лупой.
— Кстати, — воскликнул Джонс, выводя Артура из раздумий. – Я тебе еще не говорил, на какую тему будет наш проект? «НЛО в США».
— Не смей решать без меня, — вспылил Артур. – Что за идиотская тема?
— Да крутая тема, — отмахнулся Альфред.
— Ты бы еще про кенгуру собрался проект делать.
— При чем тут кенгуру? – от удивления Джонс привстал на кровати.
— А при чем тут НЛО?! – взорвался Керкленд, вскакивая на ноги.
— Они же так часто приземлялись у нас! Их можно считать частью нашей истории.
Артур закрыл глаза и потер переносицу, чуть слышно шепча «придурок, придурок, придурок». Обиженно фыркнув, Альфред кинул в него подушкой.
— Я уже выбрал тему и менять ее не собираюсь, — категорично заявил Джонс. – И, вообще, у меня все продумано.
— Что продумано? – простонал Артур.
— Сделай лицо попроще, милашка, ты как будто лимон проглотил. Мы с тобой на выходных поедем Розуэлл, искать следы упавшего там инопланетного корабля.
— И когда он там упал? – устало спросил Керкленд, не надеясь уже сменить тему их доклада на что-нибудь адекватное.
— В 47-ом году, кажется…
— Да уже больше шестидесяти лет прошло! Что ты надеешься там найти? Души свидетелей из могил призовешь?
— Ну ладно, ладно, поедем в Милтаун.
— Куда?
— Это в Нью-Джерси. Там, вроде, недавно тоже что-то пролетало.
— Хорошо, но оплачиваешь эту идиотскую поездку ты.
— Как скажешь, милашка.
— Еще раз назовешь меня так, и я проломлю тебе череп.

0

3

Глава 2.
Мэттью осторожно вошел в комнату и, стараясь не шуметь, прикрыл за собой дверь.
— Что-то ты уж очень поздно, — протянул Альфред. Он сидел на полу, опираясь спиной о кровать и подложив под голову подушку, и пил мартини прямо из бутылки.
Брат неуверенно улыбнулся ему:
— Почему ты еще не спишь?
— Бессонница, — ответил Альфред и, смерив взглядом бутылку, которую держал в руках, добавил, – И алкоголизм.
— Ты преувеличиваешь, — улыбнулся Мэттью, усаживаясь на пол рядом с ним. – Опять убиваешься из-за своего англичанина?
— Я не знаю, что делать, Мэтт, он такой… такой… У меня скулы сводит, когда я на него смотрю. Но, кажется, он меня ненавидит. И я понятия не имею, как себя вести, чтобы это исправить.
— Попробуй для начала перестать дразнить его постоянно.
— Не могу. Он такой забавный, когда злится на меня, особенно с его британским акцентом.
Альфред отвел глаза. Несмотря на беззаботный тон, лицо его было мрачным. Он терялся в собственных чувствах, как в водовороте, тонул и захлебывался, отчаянно пытаясь выбраться на берег, но с каждым часом волны становились все холоднее и яростнее. И день, когда он упал в эту темную воду, четкими картинками отпечатался в его памяти. Пару месяцев назад, бездумно и бесцельно блуждая в интернете, Альфред случайно наткнулся на видео, которое Артур снял еще в Англии перед окончанием школы. Судя по всему, это был какой-то фестиваль или праздник, Керкленд и два его друга бегали по школе, одетые в британскую военную форму Второй Мировой войны. Они смеялись, толкались, болтали с другими учениками, которые тоже были наряжены в разные костюмы.
Альфред смотрел это видео до глубокой ночи, раз за разом, хмурый и тревожный от странного беспокойства, которое будоражило кровь и кружило голову. Бледное лицо Артура, тонкие и твердые черты, капризный изгиб его губ, непослушные волосы, зеленая военная форма, которая так подходила к цвету его глаз – весь его облик ожогом отпечатался в сознании Альфреда.
Было странно проснуться и понять, что не можешь думать ни о ком, кроме своего мрачного и необщительного однокурсника, с которым еще даже ни разу не разговаривал. Но отступать назад было уже поздно, потому что это неясное тогда еще чувство за одну ночь успело пустить корни в его душе.

***
Вязкую тишину читального зала нарушал только шелест страниц и тихое гудение ноутбуков. От одного взгляда на высокие стеллажи, доверху заполненные книгами, Альфреду хотелось чихать, словно все это были сплошь древние пыльные фолианты.
Не произнося ни слова в этом царстве мудрости и тишины, Альфред кинул свой рюкзак рядом с сумкой Артура и сел на соседний стул.
Керкленд оторвал взгляд от экрана ноутбука и вопросительно посмотрел на Джонса.
— Что читаешь? – поинтересовался тот, разглядывая газеты и книги, которыми был завален стол.
— Про твой Милтаун, — вздохнул Артур. – Решил узнать, куда ты меня тащишь и что за НЛО там приземлялось.
— Что узнал?
— Что все это путано, непонятно и очень сомнительно. А ты, кстати, что делаешь в библиотеке? Никогда раньше тебя здесь не видел, — Керкленд снова уставился в экран своего ноутбука, где читал подборку новостей о происшествии в Милтауне.
— Я прячусь от Мэттью. Он хотел заставить меня смотреть с ним хоккей и болеть за сборную Канады, но мои твердые убеждения не позволяют мне на это согласиться.
— И какие же убеждения?
— Убеждение, что я терпеть не могу хоккей. А тут Мэтт меня точно не найдет.
С удовлетворенным видом Альфред достал из кармана куртки игровую приставку и, прикрывшись первой попавшейся книгой, начал увлеченно отстреливать мутантов.
— Кстати, не хочешь как-нибудь сходить в кино?
— Что? – Артур закашлялся от неожиданности.
— Да просто я хочу посмотреть тот новый фильм про Капитана Америку, а что-то не с кем, — сказал Альфред, не переставая ожесточенно давить на кнопки своей приставки.
— Нет, спасибо, такую ерунду я не смотрю, – фыркнул Артур.
— Судя по рекламе, Капитан влюбится в девчонку, которая говорит с британским акцентом.
— Этим ты меня туда не заманишь. И вообще, хватит постоянно трещать про британский акцент, — Керкленд недовольно нахмурился.
— Не кипятись, милашка, — усмехнулся Альфред.
— Ты нарочно говоришь все то, что я прошу не говорить? – Артур резко повернулся к собеседнику, сверля его хищно прищуренными зелеными глазами.
— Да, — ответил бессовестный Джонс.
Керкленд отчаянным жестом зарылся пальцами в волосы, отчего они стали еще более растрепанными, чем обычно, и закрыл глаза, пытаясь унять раздражение. За драку в библиотеке его и исключить могут, так что нужно просто успокоиться и представить, что никакого Альфреда рядом нет и не было.
— Кстати, мы едем в Милтаун в следующие выходные, я купил билеты и забронировал номер в отеле, — подал голос Джонс. – Ты же сказал, чтобы я сам за все платил.
Артур посмотрел на него и тут же поспешно отвел взгляд. Он не думал, что Альфред подойдет к их проекту так серьезно – это слабо вязалось с его обычным легкомыслием.
— Ладно, — кивнул Керкленд. – Тогда поедем и хорошенько там все разузнаем… Но не думай, что мне нравится работать с тобой над этим глупым проектом.

0

4

Глава 3.
— Джонс, умоляю, прекрати есть чипсы! – воскликнул Артур с таким отчаянным видом, что Альфред не сдержался и рассмеялся на весь вагон.
— Что не так, милашка?
— У меня от шелеста упаковок и этого противного хруста уже в ушах трещит. Надо было ехать в разных поездах.
— Не ной, Артур, я ведь даже уступил тебе место у окна.
— Я убью тебя, как только мы сдадим этот чертов проект.
— О, жду с нетерпением. Посмотрел бы я, как ты попытаешься со мной справиться, — расхохотался Альфред, но недоеденную пачку чипсов все же убрал обратно в сумку.
— Одной левой, — процедил Керкленд и отвернулся к окну, за которым ровной чередой пролетали маленькие ухоженные городишки вперемешку с зелеными лугами.
— Попробуй.
— Заткнись.
Прикрыв глаза, Артур откинулся на спинку своего сиденья. Его уши слабо улавливали ритм музыки, стучавшей в наушниках Альфреда, хоть он и не мог разобрать, что именно это была за песня. Плавное покачивание движущегося поезда успокаивало, да и присутствие Джонса уже не так напрягало, как раньше. Наверное, Артур просто привык к нему… Да, наверное…

— Эй, спящая красавица, очнись, почти приехали.
Артур поморщился и неприязненно скривил губы. Первое, что достигло его сознания – это терпкий, прохладный запах мужского одеколона. Вздрогнув, Керкленд распахнул глаза и обнаружил, что спал, положив голову на плечо Альфреда и уткнувшись носом в его шею. Артур поспешно отстранился, невольно поморщившись – все тело затекло от неудобной позы.
— Н-надо было разбудить меня, — сбивчиво произнес он, лихорадочно соображая, куда смотреть, чтобы не встретиться взглядом с Джонсом.
— Ты краснеешь, — посмеиваясь, заметил Альфред.
— Ничего подобного! Как будто тут есть, из-за чего краснеть, — Артур отвернулся, нервно хватаясь за свою сумку, чтобы убрать туда книгу, которую читал в дороге. – Ты должен был разбудить меня.
— Извини, рука не поднялась, — все так же весело ответил Джонс. – Пришлось быть для тебя подушкой целых два часа пути.
— Сам виноват! – Артур продолжал рыться в своей сумке, низко опустив голову. – Не смей больше так делать.
— Вообще-то, я ничего и не делал, — скептично отозвался Альфред. – Артур, успокойся уже и прекрати так откровенно краснеть.
Керкленд грубо выругался себе под нос, и даже насмешливый Джонс удивленно вздернул брови.
— А я-то думал, что англичане отличаются своим воспитанием.
— Заткнись. Заткнись, или я убью тебя прямо тут.
— Молчу-молчу. Все равно мы уже приехали. Сейчас первым делом зайдем в гостиницу, кинем там сумки, а потом отправимся на поиск следов инопланетян.

***
— Джонс, ты издеваешься?!
— Артур, помолчи! Ты сам отказался оплачивать эту поездку, а у меня не хватило денег на два отдельных номера.
— Я не собираюсь спать с тобой в одной комнате! Я лучше переночую где-нибудь на улице.
— Да прекрати, тут же две отдельных кровати, все в порядке. В следующий раз не будешь таким скрягой.
— За что мне все это?.. – простонал Артур, прижимая ладонь ко лбу.
— За жадность и злость, — с готовностью ответил Альфред.
— Ненавижу тебя…
— Хватит ныть.
— Нам придется напиться вечером, потому что в трезвом состоянии я никогда не смогу уснуть в одной комнате с тобой.
— О выпивке подумаем потом, — категорично скомандовал Джонс. – Сначала идем искать и опрашивать свидетелей.
— Если мы их вообще найдем, — проворчал Артур, покорно поднимаясь на ноги и следуя за своим спутником. – Эти сообщения о пролетевшем над городом НЛО, скорее всего, простая выдумка журналистов.
— Я еще ни разу не встречал такого скучного человека, как ты.
— Ну, извините…

0

5

Глава 4.
Словно разъяренный вихрь, Альфред распахнул дверь и ворвался в комнату. Он стянул с себя куртку и, даже не глядя, откинул прямо на пол.
— Ничего! Целый день поисков и – ничего!
— А я говорил, — Артур прикрыл за взбешенным Альфредом дверь.
— Завтра продолжим, — твердо заявил Джонс.
На улице уже почти стемнело, приятный полумрак заполнил комнату. Альфред лег на свою кровать на живот, подперев подбородок кулаками, и встряхнул головой, чтобы отросшая челка окончательно скрыла в тени его глаза – теперь он мог беспрепятственно наблюдать за Артуром.
Керкленд вытащил из бокового кармана своей дорожной сумки расческу и подошел к зеркалу. Непослушные волосы, упрямо торчащие в разные стороны, вечно доставляли ему кучу хлопот.
— Джонс, — с показной небрежностью позвал Артур.
— Что, милашка?
Керкленд раздраженно фыркнул, но все же продолжил:
— Ты сильно расстроился, что мы ничего сегодня не нашли?
— Да не особо, — Альфред пожал плечами, насколько это вообще было возможно сделать, лежа на кровати.
Артур продолжал неторопливо расчесывать свои короткие волосы. Джонс не сводил взгляда с его задумчивого отражения в зеркале, лицо этого англичанина обладало для него какой-то непреодолимой притягательной силой. Альфред и сам не знал, в чем дело – просто взгляд будто примерзал к резким чертам его лица.
— Завтра попробуем разузнать еще что-нибудь, — сказал Артур. – Может, твои надежды оправдаются…
— Так мило с твоей стороны переживать за меня, — Альфред усмехнулся.
— Пошел к черту, Джонс, я не переживаю. И, кстати, за весь день ты ни разу не съязвил насчет того, что первый раз видишь меня в футболке, а не в рубашке и брюках.
— Тебя волнует, замечаю ли я, во что ты одет? – Джонс прищурился, но из-за царившей в комнате темноты Артур этого не заметил.
— Нет, конечно! Просто я ждал очередной порции подколов и глупых шуток.
— Мои шутки вовсе не глупые.
— Ха, «глупые шутки» и «Альфред Джонс» это синонимы.
— Вау, как круто! Ты так смешно произносишь мое имя с этим своим дурацким акцентом. Скажи это еще раз, — Альфред сел на кровати, сверля Артура восторженным взглядом.
— Прекрати постоянно говорить про мой акцент, — вспылил Керкленд и раздраженно отложил в сторону расческу, которая все равно была абсолютно бесполезна, когда дело касалось его вечно растрепанных волос.
— Но ты так забавно произносишь «Альфред»…
— Я тебе не дрессированная собачка, чтобы делать что-то забавное!
— Ну, пожалуйста, — продолжал ломать комедию Джонс и в притворном отчаянии протянул руки к Керкленду. – А я взамен тоже сделаю для тебя что-нибудь хорошее.
— Ладно, — нахмурившись, Артур отвел глаза в сторону. – Но учти, мне совсем не нравится твое имя и весь этот твой бред про акценты. Альфред. Все, доволен?
— Да, — просиял Джонс и, не в силах больше сдерживаться, заливисто рассмеялся. – Ты бы видел сейчас свое лицо!
Керкленд гневно вспыхнул и хотел уже высказать ненавистному американцу все, что думает о нем и его стране, но в этот момент Альфред схватил его за руку и потянул на себя. От неожиданности Артур потерял равновесие и упал на кровать, прямо в объятия этого неудержимо хохочущего нахала.
— Что ты вытворяешь, придурок? – Артур попытался сесть, но Альфред крепко прижал его к своей груди. – Мне неудобно, пусти.
— Ты такой милый, — протянул Джонс, не обращая внимания на возмущенную ругань собеседника. – Вы, англичане, все такие? Может, мне поехать на каникулах с тобой в Лондон и найти там себе невесту?
— Да я тогда лучше в Уругвай свалю, — отозвался Артур.
— А где это?
— Далеко от тебя, ходячий географический кретинизм.
Воспользовавшись замешательством Альфреда, Керкленд возобновил попытки сбежать из его объятий. Некоторое время они шумно боролись, осыпая друг друга проклятиями и не самыми лестными эпитетами, но, в конце концов, благодаря преимуществу в росте и физической силе Альфред прижал Артура к матрасу. Теперь Джонс нависал над ним и крепко держал его руки, не позволяя запыхавшемуся Керкленду вырваться.
— Я тебя сделал, — усмехнулся Джонс. – А ты еще грозился меня убить.
— Извини, я не так изощрен во всяких постельных играх, как ты.
— О, а ты считаешь, что я в этом изощрен? И, кстати, я так и думал, что ты девственник.
— Я не д… в смысле, ничего подобного.
— У тебя кто-то был?
— Не твое дело, — Артур снова попытался вырваться, но хватка Альфреда вдруг стала гораздо жестче и тверже. – Джентльмены не болтают о подобных вещах.
— Ясно, — протянул Джонс. – А сколько у тебя было девушек?
— Я сказал, что это не твое дело, — напомнил Керкленд. – Так что отвали.
— Скажи это еще раз, — неожиданно глухо произнес Альфред, не отрывая потемневших глаз от лица Артура.
— Что сказать? – настороженно уточнил тот.
— Мое имя. Еще раз.
— Ты больной.
— Скажи, тогда отпущу.
— Ладно, — сдался Артур, которому уже, по всей видимости, до чертиков надоело быть прижатым к чужой постели. – Альфред.
— Обожаю твой акцент, — Джонс рассмеялся и отпустил кипящего от негодования Керкленда.
Как только Артур вскочил с кровати, Альфред развалился на ней, раскинув руки в разные стороны и зажмурив глаза. Он надеялся, что ночная темнота скроет его раскрасневшееся лицо и пересохшие губы.
Больше всего на свете ему хотелось схватить Артура и целовать так, чтобы вывихнуть его чертову английскую челюсть.
— Пора спать, — сухо произнес Керкленд.
Альфред промычал в ответ что-то невнятное. Если Артур осмелится после всего этого пожелать ему «спокойной ночи» — честное слово, Джонс хорошенько двинет ему под дых.
Вряд ли Альфреду удастся быстро заснуть сегодня.

0

6

Глава 5.
Сильные, рваные порывы ветра бушевали на улице, непрерывно бросая косые струи дождя в окна и стены домов. Артур нетерпеливо стучал пальцами по подлокотнику кресла и рассеянно перелистывал страницы «Пигмалиона» Бернарда Шоу.
С тех пор, как Альфред умчался на встречу с возможным свидетелем полета НЛО, прошло уже – Артур бросил взгляд на циферблат своих наручных часов – 147 минут, хотя Джонс обещал вернуться через полчаса. И где его черти носят? Дурак убежал один, заставил Артура остаться в гостинице под предлогом того, что на улице жуткий дождь и нечего сразу обоим мокнуть.
Наконец дверь номера открылась, и на пороге появился Альфред. Он держался рукой за косяк и беззаботно, как-то отстраненно улыбался, словно мысли его сейчас витали недосягаемо далеко.
— Почему тебя так долго не было? – Артур вскочил в кресла. – И ты весь промок. Дурак, неужели так сложно было захватить с собой зонт?
— Ты обо мне беспокоился? – не переставая улыбаться, спросил Альфред.
Когда Артур подошел к нему поближе, в нос ударил острый запах алкоголя.
— Ты пьян, — удрученно вздохнул Керкленд.
— Чертовски, — согласился Альфред.
Джонс едва держался на ногах – Артур вообще удивлялся, как тот умудрился добраться до номера.
— И ты промок насквозь.
— Ага, — так же легко подтвердил Альфред. Вода капала с его куртки и волос прямо на гостиничный ковер.
— Тебе нужно переодеться, а то простынешь.
— Ага…
Альфред сделал шаг вперед, его ноги подкосились, и он чуть не упал на пол. Кое-как Артуру удалось его поймать, но Джонс был значительно тяжелее, и держать его было сложно. Придавленный его весом, Керкленд по инерции сделал шаг назад и уперся спиной в стену.
— Ты так вкусно пахнешь, — заплетающимся языком произнес Альфред, удобно устраивая свою легкомысленную голову на плече Артура.
— Не прижимайся ко мне, ты же весь мокрый!
— Не ворчи.
— И у тебя нос холодный.
— Ну и что…
— Как тебя угораздило так набраться?
— Я пошел на встречу с той девушкой, телефон которой нам вчера дали, — лениво начал Альфред. – Она оказалась очень симпатичной, но ничего особенного рассказать не смогла, потому что сама видела только какие-то огни в небе. А такие загадочные огни в наше время видел каждый пятый. Зато потом она предложила переждать дождь в баре, и я согласился. Там мы…
— Я понял, — сердито перебил Артур. – Так и сидел бы дальше в этом баре, дождь-то еще не кончился.
— Мне стало там скучно… — протянул Джонс. – Я захотел к тебе…
— Ты бредишь. Все, иди переодевайся, простынешь ведь.
— Не хочу, — упрямо пробормотал холодный и мокрый Альфред и обнял Артура, плотнее прижимаясь к нему.
— Алкоголик.
— Я шел к тебе через такой ливень, а ты только и можешь, что ругаться, — вздохнул Джонс. Не дождавшись от собеседника никакой реакции, он продолжил: — Я давно хотел тебе кое-что сказать. Мне так нравится твое лицо. Я не знаю, как это объяснить… Так бывает иногда. Ты встречаешь человека и с первых же секунд не можешь оторвать от него взгляда. Не потому, что он обладает какой-то исключительной, роковой красотой, а просто потому, что все его черты составляют именно ту комбинацию, которая намертво отпечатывается в твоей душе.
Выпрямившись, Альфред посмотрел на Артура. Его взгляд вязко, медлительно скользил по лицу Керкленда. Тот молчал, пустыми глазами рассматривая противоположную стену.
— Ты пьян, — наконец произнес Керкленд.
Альфред чуть наклонил голову и, помедлив пару секунд, поцеловал Артура. Керкленд удивленно распахнул глаза, не в силах пошевелиться от удивления и какого-то странного оцепенения, окутавшего все его тело. Альфред грубо, жадно сминал его губы, поцелуй был влажным и рваным.
Наконец, Артур нашел в себе силы оттолкнуть Джонса.
— Ты пьян, — повторил он.
— Да, ты прав, — Альфред, пошатываясь, отошел на пару шагов. – Пьян уже несколько месяцев… Похмелье будет просто омерзительным…

***
— Ненавижу трезветь, — простонал Альфред. Он сидел на кровати и машинально вытирал уже совсем сухие волосы большим белым полотенцем. Его одежда сохла, развешанная на спинках стульев.
— Нечего было пить с какими-то непонятными тетками, — проворчал Артур, который за весь последний час ни разу не оторвал глаз от своей книги, хотя страницы перелистывал на удивление редко.
— Кстати, прости, я, кажется, нес какую-то чушь, — пробормотал Альфред, как бы случайно закрыв лицо полотенцем. – Не знаю, что на меня нашло.
— Ничего страшного, — равнодушно бросил Артур.
— Нам, кажется, уже пора собираться, скоро на поезд.
— Да.
Но ни один из них даже не пошевелился.

0

7

Глава 6.
Лекция окончилась, и студенты нестройной, жужжащей толпой покидали аудиторию. Артур шел один, чуть в стороне ото всех, и равнодушным взглядом смотрел прямо перед собой.
В коридоре его поджидал Альфред, небрежно облокотившийся спиной о стену.
— Эй, Арти! – позвал он.
— Арти? – Керкленд недовольно выгнул одну бровь, но все же подошел к нему.
— Что, с тобой по-прежнему никто не общается? – усмехнулся Альфред. – Не удивительно, у тебя кошмарный характер.
— Просто я, в отличие от некоторых, не считаю нужным тратить свое время на всех подряд.
— Но на меня-то ты его тратишь.
— Пошел к черту, Джонс, — Артур хотел уйти, но Альфред схватил его за рукав белоснежной рубашки.
— Подожди, милашка.
— Что?
— Мэттью сегодня уезжает на соревнования со своей хоккейной командой, так что я весь вечер буду сидеть один. Вот я и подумал, что ты мог бы зайти ко мне. Нужно решить, что делать дальше с проектом, раз моя гениальная идея найти следы НЛО в Милтауне так позорно провалилась.
— Извини, я сегодня занят.
— Собираешься гулять со своим японским другом? – с непонятной издевкой спросил Альфред.
— Даже если и так, это не твое дело, Джонс, — огрызнулся Артур.
Альфред безразлично пожал плечами и, не попрощавшись, ушел в сторону столовой. Керкленд несколько секунд провожал его взглядом, после чего вздрогнул и стремительно направился в противоположную сторону.

***
Было около десяти часов вечера – за точным временем Альфред никогда не следил – и на улице уже стемнело. Комната освещалась лишь сиянием экрана ноутбука, перед которым и сидел Джонс, напряженно следя за развитием сюжета четвертой части «Пиратов Карибского моря».
В дверь коротко, но требовательно постучали.
Поднявшись с кровати, Альфред пошел встречать нежданного гостя. И отчего-то почти не удивился, увидев перед собой Артура, который держал в руках коробку с пиццей.
— Вот, это тебе, — буркнул Керкленд, буквально впихивая Альфреду свою ношу.
— Я думал, ты тусуешься сегодня со своим японцем.
— Кику обычно рано ложится спать, а у меня возникли кое-какие непредвиденные обстоятельства, — Артур скрестил руки на груди. Он выглядел так, будто ему только что нанесли смертельную обиду. Как успел заметить Джонс, он всегда выглядел так, когда чувствовал себя неловко.
— Ну, проходи, — Альфред отступил в сторону, пропуская гостя в свою комнату.
— Что смотришь? – спросил тот, опускаясь на кровать, рядом с которой на тумбочке стоял ноутбук.
— «Пиратов Карибского моря».
— Интересно?
— Вроде того.
Альфред положил коробку с пиццей и сел рядом с Артуром. Тот машинально, сам того не замечая, теребил часы на запястье.
— У Франциска сегодня свидание с очередным, как он выражается, «очаровательным созданием», но что-то в их планах пошло не так, и тогда я сказал, что он может привести свое «очаровательное создание» в нашу комнату, — Артур говорил торопливо и сбивчиво, отчего сам же досадливо мрачнел с каждым словом. – Я подумал, что могу пойти переночевать к Кику, но потом вспомнил, что твой брат уехал, а, значит, у тебя есть свободная кровать. К тому же, я не слишком люблю бывать у Кику, его сосед, Яо, завалил всю комнату разными жуткими вещами – плюшевыми игрушками и подобной милой хренью… в общем, я… — Артур окончательно запутался в своей неровной речи.
— Ладно, милашка, оставайся, — с легкостью согласился Альфред и даже, с несвойственной ему деликатностью, не добавил ничего язвительного по поводу смущенного вида Керкленда.
Следующие полтора часа они вместе смотрели фильм, который сопровождался непрерывной критикой Артура. Исподлобья глядя на экран, он ругал американское кино, американских актеров и каждую вторую реплику героев.
— Больше никогда в жизни не буду ничего с тобой смотреть, — покачал головой Альфред. Впрочем, следовало признать, некоторые из этих замечаний были остроумны.
— И не надо, — ответил Артур и заносчиво хмыкнул.
— Ты сегодня какой-то особенно беспокойный, — произнес Джонс, бросив полный тоски взгляд на пустую коробку из-под пиццы.
— Потому что меня бесит этот дурацкий фильм.
Альфред вздохнул. Ему фильм казался не таким уж плохим, но он не хотел спорить с Артуром, который и так почему-то был на взводе.
— Ты знаешь, — задумчиво сказал Джонс. – Я рад, что мы стали вместе работать над проектом.
— Это еще почему?
— Ты перестал так отчаянно меня ненавидеть.
Артур приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но, смутившись, промолчал.
— Что? – спросил Альфред.
— Ты редко говоришь мне что-то хорошее.
— Как и ты.
— Если честно… если честно, я, наверное, совсем чуть-чуть, иногда, очень-очень редко, тоже немного рад, что мы стали общаться.
Альфред неделикатно рассмеялся, отчего Артур замолчал и до самого конца фильма больше не произнес ни слова.
Свет, исходящий от экрана ноутбука, неровный из-за часто сменяющихся кадров, озарял лицо Артура, которое сейчас казалось совсем бледным. В ночном полумраке все меняет очертания – и люди, и чувства. Вся комната, а вместе с ней и весь остальной мир терялись во тьме. Было такое чувство, что во Вселенной остался лишь Артур и его фарфорово-белая кожа человека, приехавшего из страны вечных туманов и дождей.
Они находились так близко друг к другу, что Альфред слышал каждый вдох Артура, чувствовал его запах. Чуть поерзав, якобы стараясь устроиться поудобнее, Джонс сел, прижавшись плечом к его плечу. Кожа Керкленда обжигала своим теплом даже через ткань футболки.
Альфред стиснул зубы, судорожно соображая, как быть дальше. Голос разума нудно твердил, что стоит просто лечь спать и не делать ничего, что могло бы оттолкнуть Артура и испортить их отношения, которые только начали налаживаться. «Усмири свои гормоны, Джонс, — заунывно говорил его рассудок, отчего-то странно растягивая гласные. – Ты только спугнешь этого сердитого англичанина. Он, конечно, очень мил, и, когда ты его видишь, у тебя руки дрожат от желания схватить его и прижать к себе, но ты же понимаешь, что нужно еще немного потерпеть. Всему свое время, Джонс».
К стыду Альфреда следует признать, что к своему здравому рассудку он не прислушивался никогда – тот все время давал глупые советы а-ля «промолчи», «не ввязывайся в это», «тебе же будет хуже, если ты это сделаешь» или – самое бредовое его наставление – «Джонс, научись уже держать себя в руках».
Поэтому Альфред предпочитал прислушиваться к своему сердцу – к тому же, оно крайне редко что-то говорило, а только отстукивало разные ритмы в его грудной клетке. И сейчас его биение в очередной раз побуждало Альфреда кинуться в пропасть.
Фильм уже подходил к концу. Артур с сонным видом следил за происходящим на экране – сюжет явно не особо его впечатлил. Кажется, он захотел что-то сказать и повернулся к Альфреду, который все это время наблюдал за ним. Их лица оказались в паре миллиметров друг от друга.
Есть один необъяснимый закон жизни – по ночам люди рассуждают совсем не так, как днем. Люди словно теряются в темноте, как дети, и совершают множество опрометчивых поступков.
Дыхание Артура теплом опалило губы Альфреда. Не в силах сдерживаться, Джонс мягко поцеловал его и, к удивлению, не встретил никакого сопротивления. Альфред запустил руку в его волосы, привлекая свою давнюю мечту еще ближе. Рот Артура чуть приоткрылся, позволяя углубить поцелуй.
Осторожно, словно боясь разрушить это шаткое блаженство безрассудных, неблагоразумных поступков, Альфред подался вперед, заставляя Артура лечь на постель.
Левой рукой, не глядя, Джонс потянулся к ноутбуку и наощупь нажал на пробел, останавливая уже почти закончившийся фильм. Все, что он сейчас хотел слышать – это частое дыхание Артура.
Кровь гулко стучала в висках, все мысли спутались, и голова шла кругом. Казалось, каждая клеточка тела пульсировала от волнения.
Дорожкой влажных, медленных поцелуев Альфред спустился к шее Артура, попутно расстегивая его рубашку.
— Ты так часто говорил про мой британский акцент, — прошептал Керкленд. – И в последнее время я почему-то чувствую себя счастливым, что родился в Англии. Если бы не это, ты бы, может, никогда…
— Я полюбил бы тебя, даже если бы ты родился в Тимбукту.
Альфред впервые произнес это слово вслух. Оно оставило непривычный сладкий привкус во рту.
Нетерпеливо зарычав, Джонс потянул в разные стороны края рубашки, отрывая последние две пуговицы. Он целовал Артура так, как не целовал еще никогда и никого. Просто невозможно было насытиться этим чувством – с каждой секундой эта жажда разгоралась все сильнее.
— Сними, — хрипло выдохнул Артур и потянул вверх его футболку. Альфред буквально содрал ее с себя и яростным рывком откинул в сторону.
Хотелось как можно скорее избавиться от тех ничтожных кусков ткани, которые отделяли его от такого желанного, такого жизненно необходимого Артура.
Брюки плохо поддавались непослушным от волнения рукам Альфреда, но в итоге и их удалось откинуть в сторону.
— Артур, Артур, — как в бреду, шептал Джонс на ухо Керкленду и подушечками пальцев требовательно надавил на его губы. Тот все понял и с покорностью, от которой у Альфреда впервые в жизни захватило дух, приоткрыл рот. И пока он тщательно облизывал его пальцы, чуть запрокинув назад голову, Альфред кусал его шею. Дыхание обоих было тяжелым и неровным.
Наконец рука Альфреда опустилась вниз. И хотя нетерпение, безумное напряжение разъедали его изнутри, он все же медленно, осторожно подготавливал Артура. Больше всего на свете Джонс боялся причинить ему боль.
Экран ноутбука резко погас, и комната погрузилась в кромешную темноту.

Кровать тихо скрипела, раздражая слух.
Напряженные мышцы Альфреда рельефно проступили под кожей. Он двигался быстро, хищно, по вискам стекали мелкие капли пота. Артур то шипел, то слабо стонал под ним, судорожно сжимая пальцами его плечи. Горячие губы Альфреда скользили по его телу в такт резким движениям…

0

8

Глава 7, заключительная.
— Эй, братик, вставай… Эй, ты уже проспал…
Слабо оттолкнув склонившегося над ним Мэттью, Альфред перевернулся на другой бок и собрался уже, закутавшись в одеяло и наплевав на лекции, продолжить свой сон, как вдруг резко сел и оглянулся вокруг.
Артура не было.
Чего и следовало ожидать от этого эмоционального, взбалмошного существа.
— Ты давно вернулся? – хриплым ото сна голосом спросил Альфред.
— Минут десять назад, — ответил Мэттью. – Тебе, кстати, кажется, звонили.
Нахмурившись, Джонс взял свой телефон, осторожно, словно тот мог вот-вот взорваться. Действительно, один пропущенный вызов от Артура.
Он собирался перезвонить, но тут аппарат в его руке завибрировал, возвещая о новом звонке. Альфред поспешно прижал трубку к уху.
— Алло!
— Альфред? Ты проснулся? – речь Артура была торопливой, взволнованной и оттого почти совсем непонятной. – Насчет вчерашнего… Я не знаю, что на меня нашло. Я… в общем… Не стоило этого делать… Черт…
Из трубки понеслись противные, короткие гудки.
— Ненавижу этого идиота… — медленно, словно в оцепенении, произнес Альфред.
Потом встрепенулся, вскочил с кровати, поспешно оделся и пулей вылетел в коридор, на ходу застегивая ремень. Он пытался перезвонить Артуру, но безразличный женский голос каждый раз оповещал о том, что аппарат абонента выключен.
— Я видел его во дворе! — крикнул ему вслед Мэттью, понявший все без лишних объяснений.
Запыхавшись, Альфред выбежал из здания общежития и действительно увидел во дворе Артура в компании Кику и Франциска. Когда Керкленд наткнулся взглядом на направляющегося прямо к ним Джонса, он резко побледнел и отвернулся.
Тяжело дыша от ярости, Альфред положил ладонь ему на затылок, сжал его жесткие волосы у самых корней и силой развернул к себе. После чего поцеловал, грубо впиваясь в его губы. Артур слабо охнул, но вырваться из стальных объятий Джонса не мог.
— Что за херня, Керкленд? – отстранившись, спросил Альфред.
Краем глаза он заметил, как Кику удивленно посмотрел на него, но потом, пробормотав что-то вроде «нам пора», поспешно отошел в сторону, силой утащив за собой не столь тактичного Франциска.
Артур упрямо молчал, и Альфред продолжил:
— Я ношусь вокруг тебя, как сумасшедший. А все, что получаю в ответ, это только вечную невнятную ругань!
— А все, что я получаю от тебя, это вечные издевки и усмешки – неожиданно зло перебил Артур. – Такое ощущение, что ты действительно воспринимаешь меня, как цирковую собачку!
Альфред устало вздохнул и снова крепко обнял Керкленда, ласково перебирая пальцами пряди его непослушных волос.
— Милашка, ты такой дурак.
— Сам дурак, — проворчал Артур.
— Не смей больше говорить мне подобную хрень по телефону, — не терпящим возражений тоном приказал Джонс. – Я не хочу слышать, что все, что ты мне говорил вчера, было неправдой.
— Сам виноват, — огрызнулся тот. – Ты мог бы относиться ко мне хоть чуточку серьезнее…
— Знаешь, я уже все продумал, — перебил Альфред, который, казалось, и вовсе не слушал Артура. – Ты переедешь ко мне в комнату, а Мэттью переедет к Франциску. Они же дружат, так что это не составит проблемы. У тебя много вещей?
— Не смей опять все решать без меня! – мгновенно вспыхнул Артур.
— Ну, мы только что на примере увидели, что сам ты ничего решать не умеешь и все твои выводы нелогичны и нелепы.
— Не все! А-а, я ненавижу тебя, — Керкленд схватился за голову. – Я ни за что в жизни к тебе не перееду!
Но Альфред, не выпуская его из объятий, уже звонил Мэттью и со свойственной ему прямотой ставил брата перед фактом, что ему нужно переселиться в другую комнату.
Артур со стоном отчаяния уронил голову ему на плечо.
Этот шумный американец вихрем ворвался в его жизнь, спутав и смешав все, что только мог. И теперь Артур с ужасом чувствовал, что просто физически не может его оттолкнуть, какую бы ерунду тот ни творил.

0


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Слеш » Мне просто нравится твой британский акцент~Америка/Англия~R,миди