Комитет гражданских безобразий

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Сборная солянка » Сводники~ Литва, Россия, Польша, Беларусь~ PG-13, мини


Сводники~ Литва, Россия, Польша, Беларусь~ PG-13, мини

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

НАЗВАНИЕ: Сводники
АВТОР: blackst666
ФАНДОМ: Axis Powers Hetalia
ПЕЙРИНГ: Литва/Россия, Польша/Беларусь, Эстония/Латвия в паре эпизодов, Украина, упоминается Молдова (неважно, какого пола)
РЕЙТИНГ: PG-13
ЖАНР: romance, в некотором смысле hurt/comfort, humor, action
РАЗМЕР: мини
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ: ООС Беларуси (автор-белорус за "памяркоўную" версию своей страны), возможно, ООС остальных.
ОТ АВТОРА: Выложу на сообщества потом. Плиз, если где ошибка, – скажите.
ТАЙМЛАЙН: вторая половина XX в.
ДИСКЛЕЙМЕР: профит не получаю (а администрация тут вообще мимо проходила)

Обсуждение

0

2

Лица Литвы, Польши, Украины и Беларуси были очень серьезными. Насколько это позволяли четыре распитые бутылки пива.
Кому пришла в голову эта светлая идея сыграть в дурака на поцелуй России в губы? Ну точно не Литве. Он бы такое не предложил бы даже под очень сильным кайфом. Не потому что так ненавидел его: наоборот, Россия ему очень даже нравился, но он – босс, поэтому Литва старался его избегать. И вообще, ему это сообщили, когда он вернулся из "уголка задумчивости", и поставили ультиматум: или играешь, или стриптиз. Будь Литва в трезвой памяти, он бы отправил в эротическое путешествие и Польшу, и Беларусь, и то, что он, вообще–то, уже проиграл два желания. Но история, как знаете, сослагательных наклонений не терпит.

Польша выбросил последнюю карту Беларуси и радостно похихикал. Литве взгрустнулось. Польша заглянул не менее грустной Украине в карты и, убедившись, что друг не смотрит, тайком показал цифру "7" Беларуси. Та, подумав немного, радостно улыбнулась и походила семеркой червей. Украина, отбившись последней картой – восьмеркой той же масти, – облегченно выдохнула и на радостях (а может, из–за литра пива) даже затянула песню. Литва подозрительно осмотрел всех присутствующих в комнате и буквально ощутил ауру Заговора против своей персоны. Затем разозлился и, недовольно нахмурившись, посмотрел на Беларусь.
– Я, как самый трезвый, выиграю! – пообещал он ей и походил козырным королем.
Беларуси было что возразить и насчет первого, и насчет второго.
– Если ты выпил меньше всех, это не значит, что ты самый трезвый, – философски сказала она и забрала карту.
Литва, совершенно забыв, казалось, хорошо усвоенную за много веков истину: "Выигранное сражение еще не выигранная битва", выбросил козырного туза и возрадовался оставшимся двум картам.
Беларусь карту молча забрала и расслабленно помахала ими аки веером. А чего ей волноваться? Литва как раз уселся напротив зеркала, и она великолепно видела, что у него осталась мелочь: десятка пик и девятка треф. Удивительно вообще, как он умудрился забрать козыри, потому что ему очень не везло в последних играх. Но не без помощи зеркала, пива и, конечно же, друзей.
Литва походил десяткой и тут понял, как глубоко заблуждался в своей фразе. Беларусь, не сдержав смеха, отбилась, вернула ему козырь и добавила свою последнюю карту.
Литва вздрогнул.
– Не пойду! – решительно крикнул он.
– Ты проиграл, – напомнил Польша.
– Ты должен мне еще одно желание, – добавила Беларусь. – Впрочем, я еще никогда не видела мужской стриптиз, – она устроилась на полу поудобнее и уставилась на Литву.
– Польша! Неужели ты согласен, чтобы твоя девушка глазела на другого мужика?! – попытался воззвать к собственническим чувствам друга тот.
– А, Лит, тут же все свои, – отмахнулся друг. – И вообще, я тоже никогда не видел.
Литва набрал в легкие воздуха, чтобы высказаться, но, не найдя слов, выдохнул обратно.
Украина огромными глазами наблюдала за разворачивающимся действом.
– Эй, я не хочу смотреть на голого Литву! – возмутилась она после нескольких мгновений абсолютной тишины.
– Пожалей девушку! – тут же откликнулась сладкая парочка.
Литва залился краской и несмело вышел из комнаты. Можно было, конечно, просто развернуться и уйти к себе, но наутро – он был уверен – ему бы пришлось объясняться с Россией, наверняка разозленным разного рода намеками и вопросами родственников.
– Боже, во что я влип? – прошептал Литва и нетвердой походкой побрел к кабинету России. Остановился. Из–под щелки между полом и дверью сочился свет, значит, Россия еще там, и отговориться тем, что он спит, невозможно.
А что он ему скажет, интересно? Может, просто войти и поцеловать? А что, он и не сообразит сразу, а пока будет соображать, можно убежать. А если сообразит? А если Литве понравится (а ему понравится!), и он чересчур увлечется?! А может, просто все объяснить и договориться? Да, именно так он и сделает. Точно. Надо только как-то войти в кабинет.
– Ну че ты тут топчешься? – шепотом возмутился неожиданно оказавшийся рядом Польша.
– Э… – Литва хотел было что-то ответить, но Польша уже коварно постучал в дверь и быстренько исчез.

– Ну что? – взволнованно спросила Беларусь, когда Польша вернулся.
– Че-че, пока ниче, – пожал тот плечами, садясь рядом с девушкой.
– Это что такое происходит?! – снова ожила Украина.
– Устраиваем личную жизнь двум идиотам, – важно произнес Польша.
– Только не говори, что не заметила, какими взглядами они одаривают друг друга, пока другой не видит, – хмыкнула Беларусь.
– …А Лит ваще мне всю жилетку заплакал, – фантазировал Польша, несколько манерно помахивая руками.
На самом деле, Литва не далее как месяц назад не выдержал и рассказал другу о своих чувствах и страхах.
– Ну, признаюсь я ему, и что я буду делать, если он не испытывает того же? – рассуждал он. – Как буду жить рядом с ним? Я ж не могу просто взять и исчезнуть! Нет уж, лучше я буду молчать.
– И типа страдать? – хлопнул себя по лицу Польша. Он тогда ощущал себя умудренным опытом старым дедушкой. – Я-то в твои годы… – пафосно протянул он.
Впрочем, в этой фразе была правда. Польша был старше Литвы лет этак на сто, и с Беларусью он познакомился почти век назад.
– Ну вы-то с ней изначально тесно общались, – возразил Литва.
Польша лишь похрустел очередной "польской палочкой", пристально смотря на друга. В голове его рождалась Гениальная Идея.
Украина хлопала глазами.
– Вы их так пытаетесь свести? – наконец выдавила она.
– Ну да! – радостно согласился Польша. – Я типа все так классно придумал! Научил Белу отлично играть в карты, споил Лита, купил зеркало…
– А я сказала братику, что сегодня его ждет сюрприз…
Украине показалось, что она протрезвела.
– Хорош сюрприз! Вы сами идиоты! Вы что, пьяного Литву не знаете?! Он же сейчас там наговорит, – девушка, охая, принялась бегать по комнате. – Он и трезвый-то мог такое сказануть, что Россию потом долго успокаивать приходилось!
– Да ты, типа, расслабься! Что он ему сделает, если любит? – непонимающе похлопал глазами Польша.
– А чего вы им просто глаза друг на друга не раскрыли?!
Где-то на минуту Польша задумался.
– Так, типа, интересней, – выдавил он наконец, поблагодарив свой организм за то, что не умеет краснеть.
Украина со стоном, призванным выразить ее отношение к ситуации, упала на диван и спрятала лицо в подушку.

Россия сидел за столом, смотрел на ночной пейзаж в окне, подперев щеку рукой, и откровенно скучал. Сестра, пообещавшая ему сюрприз, совершенно испарилась. То есть, Россия, конечно, знал о происходящей в его доме пьянке, но Беларусь свои обещания выполняла всегда, а тут ее не видно. Хотя, из-за приезда Польши могла и забыть: как же, любимый в гости приехал. Россия зажмурился и сразу представил Литву. Да, судя по всему, никогда ему не понять чувства сестры и братца. Его любимый только и делает, что, завидя его, бежит, поджав хвост. А если обстоятельства требуют, чтобы он остался, то… лучше бы он убежал. Язычок уж больно длинный.
Внезапно в дверь кто–то постучал.
– Войдите? – крикнул Россия. Может, сестра наконец явилась?

Литва осторожно открыл дверь и неуверенно вошел.
– Литва? Еще не спишь? – удивился Россия. – Ой, я и забыл, что вы там встречу старых друзей организовали, – с некоторой обидой протянул он, глядя на то, как Литва, красный, с мутным взглядом, шатаясь, шел к его столу. Россия списал это на алкоголь: он и мысли не допускал, что этот балт сейчас рухнет в обморок по иной причине.
– А… Э… Извините, – на всякий случай сказал Литва и остановился, опершись ладонями на стол.
– Ты что-то хотел? – спросил Россия, с любопытством оглядывая того. Он еще никогда не видел пьяного Литву.
– Я… хотел… Хотел бы я отсюда убежать, – снова нечаянно ляпнул правду Литва. Если бы он был трезвым, он бы немедленно испугался и кинулся оправдываться.
– Кто тебя держит-то, кол-кол-кол…
– Они! – пожаловался Литва. Он решительно вздохнул и бросил взгляд на Россию.
Тот от удивления замолчал и даже поежился: никогда еще на него не смотрели так... маньячно.
– Не могли бы вы сказать им, что мы с вами поцеловались? – выпалил Литва.
– А? – совсем растерялся Россия. Но, в отличие от остальных, он не напивался и вообще думать умел. Поэтому через несколько мгновений понял:
"Вот оно что… Вынудили его меня поцеловать, и напоили для верности, – он еще раз оглядел Литву. Взгляд бегающий, на лбу аж пот выступил, вцепился в стол, как в последнее спасение. А уж перегаром как несет! – Сюрприз, эх…"
– Пойдем-ка сядем на диван, – Россия встал и, подойдя к Литве, попытался отцепить его от стола.
– З-зачем это на диван?! – испугался тот и задрожал.
– Чтобы ты мне собой пол не вытер, – пояснил Россия.
Литва реплики не понял, но почувствовал, что причина уважительная, и сопротивляться перестал. И тут же потерял равновесие.
Россия, едва успев подхватить пьяный в стельку дрожащий сюрприз, отнес его на диван. Потом достал из кармана носовой платок и осторожно вытер ему лицо, а глубине души порадовался, что может находиться так близко к Литве, а тот просто лежит с закрытыми глазами и, главное, молчит.
– Совсем ты мокрый, – покачал головой Россия.
– Ска… Скажете? – вдруг взволнованно спросил Литва, схватив его за рукав свитера.
– Скажу, – пообещал Россия на всякий случай, и убрал платок.
Литва облегченно выдохнул и, устроившись поудобнее, мгновенно забылся крепким сном.
– Спокойной ночи, – шепнул Россия и несмело погладил его по голове. Он бы еще и сам Литву поцеловал, но уж больно пивом от него несло.
Россия накрыл Литву пледом, открыл форточку и, выключив свет, отправился к себе в спальню.

Литве было холодно. Он, скукожившись под пледом, поворочался немного и окончательно проснулся. Открыв один глаз, он уперся взглядом в открытое настежь окно и малознакомый интерьер вокруг. Интересно, а где это он?
Сбоку послышались какие-то звуки. Литва резко повернул голову и так и подпрыгнул на диване с возгласом:
– Россия?!
И тут же с полным боли стоном упал обратно.
Россия тут сидел с утра и, время от времени подглядывая на ночного гостя, вязал. Увидев, что тот проснулся, Россия сразу бросил занятие и, прихватив специально принесенную банку с рассолом, направился к нему.
– Выпей, полегчает, – усевшись рядом, протянул он Литве банку.
Тот медленно сел и молча припал к рассолу. А все Польша! И чего он это пиво приволок?!
– Хочешь, я тебя в ванную отведу? – предложил Россия, кивая на обычно зашторенную дверь. Его персональная ванная имела два выхода: в его комнату и в его кабинет.
"Удобно же!" – в свое время подумал он, и теперь часто этим пользовался.
Литва чувствовал, что до общей просто не дойдет, поэтому кивнул и начал осторожно подниматься.
– Новую зубную щетку возьмешь на нижней полке справа, полотенце и халат тоже. У меня этого добра как грязи, – проинструктировал Россия, когда Литва не без его помощи добрался до ванной. – И не засиживайся, а то я начну волноваться, – добавил он и закрыл дверь.
– Какой ужас, – наконец прошептал Литва, и приступил к приведению себя в порядок.

Тем временем его протрезвевшие собутыльники не на шутку встревожились, не обнаружив Литву у себя в комнате и в остальном доме. О том, что было после того, как он ушел целовать Россию, и после бутылки водки наверх, они ожидаемо забыли, но очень хотели бы знать.
– Лит, кончай прикалываться, мы больше так не будем! – клялся Польша, заглядывая в шкаф.
– Да где ж его искать?! – металась Беларусь, держась за голову и с завистью косясь на парня: тот как будто вчера и не пил.
– Что вы наделали?! – рыдала Украина.
– Может, он у России? – робко спросил Эстония, вцепившись в Латвию. Перепуганная троица им уже во всем созналась.
– Точно! – хлопнул в ладоши мгновенно повеселевший Польша. – Типа, у нас все получилось?!
– Надо проверить. Сейчас схожу, – Беларусь сделала было шаг, но Украина преградила ей путь.
– Вы уже сделали все, что могли! – с надрывом высказалась она и, развернувшись, отправилась к брату сама.

– Россия, миленький! – Украина с криком ворвалась к нему в кабинет.
Россия уронил все, что держал в руках.
– Рассол у меня, – на всякий случай сказал он.
– А Литва? А Литва у тебя?! – с надеждой спросила Украина.
– Да, вон, в душе моется…
– Ой, – покраснела Украина. – Вот, значит, оно как… Получилось…
Россия с подозрением на нее посмотрел.
– Что получилось?
– Это все Польша! Нет бы сразу вам сказать! – причитала девушка.
– Лучше поздно, чем никогда, – произнес Россия и выжидательно посмотрел на сестру.
Из всего, что он услышал, он выделил самое главное. Широко улыбнувшись, он отправил Украину к остальным, а сам, замурлыкав себе под нос какую–то песню, пригладил волосы, поправил одежду и принялся расхаживать по комнате в ожидании Литвы.
Тем временем Литва, приняв душ и обретя некоторую ясность мысли, раскусил хитрый план друга. И как он мог повестись на его "Ой, у нас с Белой прям золотая свадьба, надо типа отметить!", если они встречаться начали весной, а сейчас октябрь?!
Литва застонал от раздражения и не совсем исчезнувшей головной боли. Еще и похмельем мучайся теперь!
В том, что план соблазнения России придумал именно Польша, сомнений не возникало: в чью еще светлую голову могла прийти подобная мысль? А Беларусь, ясное дело, ему подговорить было легко. А Украина могла и не знать.
"Тоже мне, сводник нашелся! – кипятился он, яростно вытираясь полотенцем. – Сейчас он наконец допрыгается! Сволочь!!"
Пылая праведным гневом, он повязал полотенце на бедра и толкнул дверь. Но, столкнувшись нос к носу Россией, растерял весь боевой запал и смутился.
– Э… – проблеял он, и его затрясло. То ли от холода, то ли от того, что Россия с таким неприкрытым восторгом уставился на его торс.
"Уж не соблазнить ли решил?" – с надеждой подумал последний, когда дверь так решительно распахнулась и перед ним предстал Литва в одном полотенце. Но, увидев, как он сразу нервно покраснел, Россия понял, что спас Польшу от праведного гнева.
– Чего дрожишь? – спросил он первое, что пришло в голову.
– Холодно! – быстро отозвался Литва.
– Так давай согрею, – недолго думая, предложил Россия, и немедленно прижал Литву к себе.
– А–а–а! – вырвалось у того.
Сердце у обоих стучало так, будто они наперегонки бежали километр.
"Наконец–то," – подумал Россия, ощущая себя самым счастливым созданием на планете.
"Сейчас упаду в обморок, – подумал Литва. – Наверное, я сейчас красный, как коммунистический флаг".
Россия, не сдерживаемый более сомнениями насчет чувств Литвы, не постеснялся нежно погладить его по спине.
"Поскорее бы туда упасть!" – взмолился тот.
Он никак не мог понять, что бы это значило. Может, Россия тоже проиграл желание? Но не стал бы он шутить подобным образом! Он же, в конце концов, не пил!
– Литва, а ты помнишь, что вчера было?
– Д–да… – тихо ответил тот, впрочем, в этом сомневаясь. Может, он пропустил что-то, что сейчас позволяло бы России его так бесцеремонно лапать?
– Знаешь, соврать насчет поцелуя не получится: они думают, что мы уже переспали.
– Почему это? И что значит "уже"?! – возмутился Литва, с некоторым сожалением вырываясь из объятий.
– Они тебя все утро искали, а нашли у меня в душе, – развел руками Россия и, подумав, добавил: – К тому же, Украина рассказала мне твой маленький секрет.
Несмотря на то, что в одном полотенце в комнате с открытым окном можно было превратиться в сосульку, Литве показалось, что температура его тела и окружающей среды не менее плюс сорока градусов.
– Это какой-то аттракцион "Расскажи Польше все и вляпайся в дерьмо"! – немедленно прокомментировал ситуацию Литва. – Ой, я не вас имел в виду! – тут же бросился каяться он.
Но Россия был так счастлив, что решил не обращать внимания.
Не услышав привычного "Кол–кол–кол", Литва тоже притих, но только с виду: внутри его шли такие бои между разными эмоциями, что Литве показалось, что он сейчас взорвется, как вулкан.
– Ну да, я вас люблю! – решил он дать волю хоть одной эмоции. Все равно же знает.
– Я тоже тебя люблю, – ответил Россия, засияв так, будто Небеса ему подарили нимб. А потом, понизив голос, добавил: – Меня можно целовать на самом деле!
Литва вздохнул. Хорошо, конечно, что ему не пришлось признаваться самому и мучиться от отсутствия взаимности. Однако, кто знает, какие проблемы его ждут в отношениях с Россией. Но куда теперь денешься?
"Никуда теперь не денешься от меня!" - довольно подумал Россия, обнимая и целуя так, по видимому, и не понявшего намека Литву.

– Вы таки правы, – признала Украина, входя в комнату, где ждали ее остальные.
– Ура! – закричал Польша и, подхватив Беларусь, покружился с ней по комнате. – Я гений! – гордо добавил он глядя на нее.
Беларусь кивнула и, одарив его поцелуем, положила голову на плечо.
Эстония машинально прижал к себе Латвию.
Украине даже взгрустнулось.
"А у Молдовы, кажется, никого нет", – вдруг подумала она и, мечтательно вздохнув, посмотрела на телефон…

0


Вы здесь » Комитет гражданских безобразий » Сборная солянка » Сводники~ Литва, Россия, Польша, Беларусь~ PG-13, мини